July 16th, 2015

supermom

Back to black

В последние дни мои мальчишки даже как-то мирно собираются к бабушкам-дедушкам. Настроение намного лучше после пробуждения, а то у нас всегда по утрам вселенская скорбь от несправедливой жизни, но сейчас (тьфу, тьфу, тьфу!) мальчишки встают, ищут нас, находят только меня (муж уже на работу убежал, счастливчик), идём в гостиную валяться на диване и смотеть "Три котёнка" или "Маша и медведь". Кстати, про Машу - что-то мне страшно подавать деткам новые идеи, они и так как две Маши, но бабушки и дедушки тут уже всё, что могли, показали, я только плыву по течению...
Так вот... Что же я ... А! про тихо-мирно. Это не сегодняшний вариант. Начиналось всё ен так уж и плохо, только я не смогла уговорить Эдика обуться и дело закончилось маленькой истерикой. Потом снова тихий спуск по лестнице и даже мирное усаживание в машину (всего-то одна маленькая и короткая потасовочка за право открывания правой двери, ну что  в ней такого?! Ведь левая точно такая же!!!)
Короче, приехали к дедушке. И тут Андрей Батькович даёт сольный концерт - тычет во входную дверь, я говорю нет, мы остаёмся здесь ииииии нааааачалось... Десять минут я пыталась его успокоить, оставляла просто реветь, брала на руки и тихо пела. Никакого результата. Пацан орёт всё громче, и толкает меня к двери. В конце концов психанул окончательно и побежал к дедушке на руки, а я вышла из квартиры. Стою перед дверью, куртка в руках, дышу через силу, руки трясутся, глаз дёргается... Две секунды он ещё орал, две секунды, а потом заглох. ОН ХОТЕЛ, ЧТОБЫ Я СРАЗУ ВЫШЛА И ОСТАВИЛА ИХ С ДЕДУШКОЙ!
Мамская любовь на самом деле ужасна потому, что чувствуешь себя побитой дворнягой и всё равно, блять, любишь этого засранца всей душой!

И из "хорошего" - через час уйду с работы, чтобы поехать в одну контору, где мне перепишут наши машины на наш актуальный адрес (Ummeldung)  потому, что меня опять сфотографировали на радар! Чёрт побери! Я вообще ничего не понимаю в техпаспортах, муж подготовил меня как смог (сам с работу отпроситься не может), еду как на казнь. Эх...