March 10th, 2017

supermom

КОРСАРЫ И ЗОМБИ. САХАР И СОЛЬ

Originally posted by glam_fille at КОРСАРЫ И ЗОМБИ. САХАР И СОЛЬ


Сначала я хотала написать пост (или несколько) о том, что практически все, что вы знаете о пиратах, придумал мой любимый писатель Роберт Льюис Стивенсон. А потом я съездила в Новый Орлеан и захотела написать о том, что все, что вы знаете о зомби, – это выдумка Голливуда. А потом я внезапно осознала, что настоящие зомби и корсары – это продукты одного места и времени, дети одной эпохи. Исторические буканьеры и зомби могли, фигурально выражаясь, хлебать из одной миски. Фильм про пиратов Карибского моря с его проклятой командой "Черной Жемчужины", превращающейся под светом Луны в скелеты и не способной умереть, не так уж далеко бьет от исторической истины. Ближе, чем нам кажется.

Оставайтесь с нами и вы больше никогда не будете смотреть на Джонни Деппа прежними глазами и не будете воспринимать сахар и соль как что-то само собой разумеющееся. Только, пожалуйста, не пересказывайте это детям и в школе.

Все началось на Гаити в 16 веке.

Часть 1. НЕСЛАДКИЙ МИР

Из всех наркотиков, которые Новый Свет начал активно экспортировать в Европу, самым сильным был не кофе, не табак и не кокаин, а сахар. Сахар, который там изначально не рос.

До 16 века Европа фактически использовала только один подсластитель: мёд. Добывать сахар из свеклы научатся только в середине 18 века. Кристаллический сахар из тростника в Европе знали, но он был страшно дорогой и практически не использовался в нормальном быту. Короли заказывали сто пятьдесят грамм перед свадьбой.

Сахарный тростник происходит из Юго-восточной Азии, откуда он перекинулся в Индию и Китай. Древнй Рим знал египетский сахар, но потом настали Средние века и Европа оказалась отрезана от Африки и Ближнего Востока. Арабские завоеватели заново познакомили с сахаром европейцев. Крестоносцы привозили сахар домой в крошечных пробирках в качестве чудесного лекарственного средства. Когда мы говорим о пресловутых «восточных пряностях», которые покупали в прямом смысле слова на вес золота и за которыми подался в свое рискованное путешествие Христофор Колумб, сахар следует перечислять через запятую.



К концу Средневековья венецианские купцы успешно монополизировали сахарную торговлю и ломили за привозной арабский и индийский сахар бешеные деньги. Разумеется, практически мыслящие бизнесмены делали попытку приблизить сахар к потребителю. Но это создавало массу проблем. Для роста сахарному тростнику нужно очень много воды и очень много тепла. В Европе мест, похожих климатом на Индонезию, практически нет. Даже если найти теплое место поближе к цивилизации, организовать орошение и высадить тростник, производство сахара все равно натыкалось на серьезные препятствия.

Сахарный тростник это толстые тяжеленные прутья в рост человека, пропитанные сладким соком, который после срезания сразу начинает бродить. Что означает, обрабатывать тростник-сырец нужно прямо на месте, желательно в течении первых сорока восьми часов после уборки. Сразу весь урожай. То есть, переработка сахарного тростника требовала огромных одновременных затрат рабочей силы. Рубка и отжим стеблей, последующее выпаривание полученного сока и кристаллизация - это многочасовая каторжная работа. Ей невозможно заниматься параллельно с какими-то другими делами, и для нормального крестьянского хозяйства это абсолютно бессмысленная культура. Возделывать сахар имеет смысл только промышленными масштабами, руками рабов на больших площадях. В Европе это делали на Кипре, Сицилии и в Андалусии. Больше нигде не было возможно совместить необходимые природные условия с необходимым объёмом дешевой рабочей силы. Это позволяло европейским производителям держать такой же высокий ценник, какой был на импортный сахар.

Пока Колумб не высадился на Гаити.



Эспаньола, как Колумб назвал первый кусок открытого им континента, на первый взгляд его сильно разочаровала. Там не было ожидаемых золота и бриллиантов. И специй там тоже не было. Пометавшись по окресным островам в попытках найти Японию, которая по его расчетам была где-то рядом с Кубой, потеряв один из трех кораблей, не обнаружив золота, но зато открыв табак, Колумб возвращается домой.

«Вест-Индию нашли, специй там нет, сахара тоже нет, золото ищем, вот покурите пока», - так можно сжато изложить суть его отчетного доклада инвесторам. «Полный провал, шеф», - подумали инвесторы, пока кто-то умный не задал интересный вопрос: «А как насчет земли? Может, мы сможем там что-нибудь растить?» И этим он навсегда изменил течение мировой истории.

Понимаете, в тот момент никто еще не мог предполагать, что так называемый “Колумбов обмен” будет двусторонним: идеология за экспедицией Колумба была «найти где плохо лежит и хапнуть», а не «вывести и организовать производство». Поэтому человек, подаривший Колумбу перед началом его второй экспедиции несколько черенков сахарного тростника, был, я не преувеличиваю, величайшим стратегическим гением того времени и мыслил невероятно масштабно. Ну или просто не понимал, что делает. Потому что везти сахарный тростник в Индию – это как везти сов в Афины или в Тулу пряники. Колумб все еще уверен, что возвращается в Индию и того и гляди отыщет там Китай.

Продолжение следует...

Originally posted by glam_fille at КОРСАРЫ И ЗОМБИ. САХАР И СОЛЬ
Часть 2. ВЕЛИКИЙ ПЕРЕДЕЛ

Вообще-то Колумб плыл за следующими вещами:

1) золотом
2) драгоценными камнями
3) пряностями
4) накрутить хвост Португалии

Если б он знал, что ехал за мокасинами, помидорами и картошкой, ему б тогда Изабелла Кастильская (жизнерадостная женщина на фотографии внизу), может, и не дала бы грант на поездку, потому что она не была дальновидным хозяйственником. А была она царствующей бандиткой, считавшей, что улучшить состояние казны можно только одним способом: отобрать у кого-нибудь что-нибудь ценное. Что и привело к фантастически крутому графику взлета и падения испанской империи в 16 веке.



Над Колумбом висел страшный риск, что по приезду грант отзовут и голову отрубят, потому что из первой своей поездки он привез всякую ерунду: восемь рабов, несколько золотых побрякушек неизвестного происхождения, гамак, ананас и индейку. Честное слово, будь я на месте его инвесторов, Америка так и осталась бы толком не открытой.

Колумбу не оторвали голову только потому, что он убедил испанскую корону, что он открыл принципиально новые территории. Довольно быстро стало понятно, что Антильские острова – это-таки не Япония. Следовательно, Испании нужно было быстро застолбить новые земли – ничейные, поскольку голые местные жители, «тихие и покрытые шрамами», в расчет не брались, - а потом уж можно было выяснять, как эти земли использовать, и где искать там золото.

Проблема была в том, что к этому моменту мир был уже как бы поделен. Папская булла «Inter caetera» («Ко всему прочему») от 1456 года (не путать с одноименной буллой 1493 года, изданной уже после прибытия Колумба) распределяла права на все будущие завоевания, все Великие Географические открытия, которые будут совершены. Мир делился между Испанией и Португалией. Все, что будет открыто на юг и восток от Канарских островов «вплоть до Индий» отходило Португалии, все, что на запад – Испании. Португалия под благословением этой буллы успешно продвигается на юг вдоль Африканского побережья, надеясь вот-вот добраться потихоньку до Индии (до специй и сахара), и тут, понимаете, приплывает Колумб и утверждает, что он до Индии – то есть, до каких-то неизвестных до сих пор осторовов, которые он называет Вест-Индией, - добрался и застолбил их для испанских королей.


Раздел проходил чуть-чуть левее Африки

Немедленно Испания и Португалия схлестнулись в очень смешном дебате, основанном на неожиданном для того вемени географическом казусе. Представьте себе мир, в котором Америки не существует. Глобус загибается круто в Китае, и из Японии можно в сильный телескоп разглядеть Лондонский парламент. Колумб поплыл на запад от Европы, но острова нашел на восток от Европы, вынырнув на другой стороне карты. «Класс какой, - сказала Португалия, - спасибо вам большое, что вы нашли короткий путь в нашу Индию. Теперь мы будем ею пользоваться. Чмоки-чмоки». Испания онемела на секунду от такой наглости, но быстро оправилась и перевела разговор в папский суд.

- Это где ж такое видано, - кричали испанцы, - чтобы люди снаряжали экспедицию, плыли черт знает куда (с риском, между прочим, свалиться с края Земли), открывали новые земли, чтобы потом за просто так взять и отдать их этим гадам португальцам?

- Что значит «отдать»? – интеллигентно возражали португальцы. – Они как бы всегда были нашими. По булле 56 года «все, вплоть до Индий». Он же говорит, что Индию нашел, так? Ну и из-за чего истерика?

- Вест-Индию! – орала в ответ Испания. – Вест! От слова «Запад»! Который наш! Вы что, картой пользоваться не умеете? Право от лево не отличаете? Все, что налево от Гранд Канарии – наше. А вы этой буллой хотели оттяпать себе Африку – вот и целуйтесь теперь со своей Африкой. У вас, кажется, кто-то плывет вокруг мыса Доброй Надежды? Вот и пускай плывет!..*

Самое смешное, что далеко не все участники этого спора вообще были уверены, что Земля круглая.



Индийский глава ручкуется с добравшимся представителем Европы

Короче, пришлось срочно заключать новый - Тордесильясский - договор, установивший линию раздела мира таким образом, что все, что находилось налево от «папского» меридиана проходящего в 100 лигах от Азорских островов, становилось испанским, а то, что было оттуда направо, - португальским. То есть, Португалии отходил почти весь Атлантический океан с островами, а Испании, как уже потом оказалось, отошла вся Америка. Испания сначала очень возрадовалась, а потом была обнаружена Бразилия, которая, как край юбки, застрявшей в дверях, оказалась на португальской стороне – тут уже возликовали португальцы. И поэтому сейчас вся Южная Америка говорит по-испански, кроме Бразилии, которая говорит по португальски. И поэтому всем остальным морским державам, а именно Англии, Франции и новорожденным Нидерландам, пришлось развивать в Новом Свете пиратство. Потому что, если вы заметили, на них Тордессильясский договор вообще не распространялся. То есть, никаких прав на территориальные претензии в Новом Свете они не имели. От слова «абсолютно».



Продолжение следует...
------
* Испанцы в этом воображаемом диалоге немного ошибаются: в 1494 году Бартоломео Диас уже обогнул мыс Доброй Надежды и вернулся, а Васко да Гама еще не отправился в путь, но их эмоции обоснованы: Португалия отказалась финансировать экспедицию Колумба именно потому, что проект да Гамы показался им более реалистичным.
>
black

пофилософствую

Вчера болтала с подругой из Визбадена и как в каждом разговоре с подругами, каким-то боком напоролись на то волшебное умение наших мам, парой слов "поддержать" в трудную минуту. Да в любую минуту, чоужтам.
Её сынишку тоже водили по окулистам из моментов, которые заметила подруга, и в какой-то момент уже стоял вопрос - быть очкам или не быть. Мальчишке 6 лет. Ну для тех, кто провалялся с момента рождения пару месяцев в клинике (Стэнли тоже повезло с рождением, мы все в одном клубе ранних пташек) какие-то там очки вообще не кажутся проблемой. Ну да, лучше без них, всё понятно, но раз такое дело, есть всякие модные модели, в наши дни уже вроде ни кого не удивишь очками и никто и не дразнится в школе, насколько я знаю. А и чего дразниться, если очкариков в классе столько же, если не больше, чем детей без очков? Опять же в наши дни это уже совсем не диагноз на всю жизнь, глаза постоянно меняются, растут, очки прописывают как "лекарство", потом опять убирают, и даже если, ну вырастит пацан, захочет - сделает операцию лазером, а не захочет, будет носить дальше, делов-то.

Тут намного больше слов, чем действий, но вот такой вот поток "за/против/позитив в любой ситуации" проносится в наших головах за доли секунды. Там же и обида (а почему именно моему такое досталось?) и утешение самой себя (да не переживай ты, и вообще смотри сверху, мы тут на второй круг пошли) и ещё куча всякого.

А потом ты рассказываешь маме, как у тебя дела, что новенького потому, что маме всегда интересно и нужно знать, что там с её отпрысками происходит. И ты примерная девочка опять попадаешь на одни и теже грабли - рассказываешь. А мама поджав губки весомо произносит:
- Ну без очков конечно же лучше.
Вау... ну и что сказать на это? Преклоняюсь перед твоей мудростью? Как же я сама упустила столь важный момент?

Это только мизерный пример диалога, который повторяется в разных вариациях стопийсят раз. Папы кстати такие же гениальные.
И я сейчас честно не про то, что наши родители такие тупые, а мы такие умные. У Юльки они очень образованные, у меня вообще-то очень мудрые, у других подруг всё обстоит точно также. Я пытаюсь понять, что надо сделать, чтобы не стать такой же. Неужели всё их поведение со своими детьми, просто результат их собственного воспитания?! Ну не учили их уважать своих детей. Любить - да, воспитывать - да, уважать - как это?!?

Чем старше становится моя мама, тем охотнее она критикует других вокруг. Беспардонно, не задумываясь. Хотя раньше никогда такого себе не позволяла. Откуда это взялось? Когда у меня есть настроение, время и силы (крайне редко, короче), я пытаюсь до неё аккуратно достучаться типа: "Алё, так же нельзя!". Но процесс этот настолько трудоёмкий и неблагодарный, что чаще всего я просто, как и моя подруга скажу: "Спасибо, мама" и пойду себе дальше заниматься своими делами, внутренне полностью отгораживаясь от вообще-то близкого человека. Мама это чувствует и пытается "достучаться" до дочери, дочь воздвигает стены всё выше и прочнее, ров пошире, желательно с крокодилами и лохнесскими чудовищами там, что уже ни один звук не добрался.
Но не особо помогает, если честно. Моя мама очень любит начинать предложение со слов: Вам надо... Вам надо больше гулять, есть то, одевать это, спать в обед, вечером ложиться пораньше... Список бесконечен. Как только исполнишь одно "Вам надо..." как тутже со всех сторон насупают ещё пятьсот миллионов этих надо. Давно плюнула на это дело и не обращаю внимание. Но вот в чем беда: делаю я всё правильно (для меня), слушаю свой внутренний голос, отталкиваюсь от своего здравого смысла, и мучаюсь совестью. И муки эти не уходят НИ-КОГ-ДА. Причём я в курсе, что всё нормально, но муки совести не отменяются. Заколебалась.
У других мам другие предложения, на которые у дочерей мигом шевелятся волоски на затылке и звереют даже самые добрые. "Мне бы хотелось, чтобы у вас было..." Моя мама всем подряд ставит диагноз "депрессия", у себя в первую очередь, но и у всех окружающих, даже если человек напротив хохочет от радости. Всё равно у него депрессия, просто он замаскировался.
Неоспоримая польза от супчиков.
Шерстянные носочки (мы носили и вы носить будете и пофиг, что в этой стране минусовых градусов не бывает).
Барбариски полезные, потому что там клюква (вот не вру, дословная цитата свёкра!)
Конфеты "коровка" тоже полезные, потому что там молоко. (из той же оперы)

Бляха-муха, как не стать такой?! Что надо делать, куды бечь, чему учиться, чтобы не повторить судьбу старшего поколения?!

А вообще я тут распинаюсь, потому что мои родители опять отмачивают всякие кунстштюки. Как показал опыт прошлых трёх лет, у моих родителей обострение в феврале-марте. Пик скандалов, придирок и прочих недоразумений. Потом полегчает опять. Чёрт его знает почему.